Тропарь:

Правило веры и образ кротости, воздержания учителя яви тя стаду твоему яже вещей истина: сего ради стяжал еси смирением высокая, нищетою богатая. Отче священноначальниче Николае, моли Христа Бога спастися душам нашим.

Молчаливый камень

ДАВНЫМ-ДАВНО на самой окраине города, возле тёмного леса, жил в маленькой избушке старый священник-монах. Был он великий молитвенник.
И с этим монахом всегда неразлучно был мальчик Ваня.
Лет ему было столько, сколько тебе. А родителей у него не было. Никто и не знал, где они и кто они. Умерли давно или живы.
И когда мальчика кто-нибудь спрашивал: “Чей ты?” – он всегда отвечал: “Боженькин!”
Поэтому его так и прозвали: Иван-Дитя-Божье.
Он тоже молился со Старцем Господу и Богородице и любил Их, как отца и мать. И получалось, что он вроде и как сирота был, и не сирота. Разве назовёшь сиротой того, у кого Бог – отец, а мать – Пресвятая Богородица?
И монах поучал Ивана добрым, послушным да ласковым быть и Бога с Пречистою Девой любить. А Иван-Дитя-Божье его всегда во всём слушался.
И ещё любили они разговоры на духовные темы разговаривать.
Евангелие читали да про жизнь рассуждали. И были они для Руси не прохожие, потому как делали дела они Божий. А были верные её сыны, потому что не делали дела сатаны: не лгали, не гордились, а постились да молились.
Так они и поживали кротко, тихо да молитвенно.
А рядом с ними, в том городе, жили люди неверующие. Всё никак не хотели к Господу обратиться!
Сетовал на это мальчик. А старик утешал его: “Ничего, ничего, чадо, святые люди предсказывали, что придёт время у нас, на Святой Руси, когда и дети будут камни на строительство храмов Божиих на себе носить. А ещё в Евангелии написано, что когда Господь Иисус Христос въезжал на ослёнке в Иерусалим, его дети прославляли. Злые же люди, фарисеи, запрещали им. Тогда Господь сказал фарисеям: “Если дети умолкнут – камни возопиют”. То есть подадут голоса свои. Так что прославляй Бога вместе со мной и всё будет хорошо”.
Утешит его так Старец, Иван-Дитя-Божье и успокоится.
И вот однажды пришли жители города к Старцу и просят:
- Помоги нам, отче! Разреши спор. Вот, мы вырыли большую яму, чтобы построить здесь что-нибудь. И одни из нас говорят, что надо дом строить, где много людей жить будет. Другие – что рынок, где всё можно будет купить. А третьи хотят место для всяких увеселений соорудить. А что ты скажешь?

Святой Старец им и отвечает:
- Стройте храм Божий!
А люди над ним смеяться стали:
- Нам, – говорят, – сначала нужно самим себе жильё построить, покушать вкусно да одеться хорошо, потом повеселиться да погулять. А с храма Божьего что взять? С ним можно, старче, и обождать.
Старый священник им снова сказывает, но уже грозно:
- Прежде всего надо Бога прославить! И не знали жители того города, что ему отвечать. Только и сказали:
- Вот, ты говоришь, что наступит скоро время, когда и дети будут на себе камни носить на строительство храмов. Когда это сбудется – мы церковь и построим. А тебя в неё священником возьмем.
Обратился тогда монах к Ивану-Дитяти-Божь-ему и говорит:
- Пойди-ка, сходи к моему Камню – послушай, кто что говорить там будет.
А Камень старцев огромный был. Лежал он на опушке леса. И святой Старец-монах на него молиться ночами раньше ходил. Да вот теперь монах сильно состарелся, подзанемог и ногами слаб стал. Так что не дойти ему самому до своего Камня.
Пошел Иван-Дитя-Божье, стал возле Камня и слушает, кто что говорить будет.
И вот прилетел на Камень петух. Закукарекал, да и говорит:
- Никто лучше меня не может Бога прославить!
Возвратился мальчик к монаху и всё ему пересказал слово в слово.
А народ весь стоял и слушал.
- А что Камень-то ему ответил? – спрашивает Старец.
- Камень молчал, отче, – говорит Иван-Дитя-Божье.
Тогда послал его Старец во второй раз, пойти послушать у Камня, кто что говорит будет.
И прилетела на Камень ласточка. Защебетала свою песенку и говорит:
- Никто лучше меня не может Бога прославить!
Иван опять всё слово в слово Старцу передал. И снова спрашивает его монах:
- А Камень-то что ей ответил?
- Камень молчал, отче, – говорит ему Иван-Дитя-Божье.
- Так пойди ещё в третий раз, – просит его святой Старец. – Послушай, кто что говорить будет.
И опять пришёл Иван-Дитя-Божье на опушку, где Камень лежал.
На этот раз прилетел соловей. Стал разливаться он своими трелями! Напелся, насвистелся, да и говорит:
- Никто лучше меня не может Бога прославить!
И снова, вернувшись, Иван-Дитя-Божье передал принародно всё слово в слово своему Старцу.
- А Камень-то, Камень что ответил? – не унимается Старец.
Иван-Дитя-Божье ему и в третий раз отвечает:
- Камень молчал, отче…
Тогда стал недоумевать монах и говорит:
- Сей Камень знает, сколько я бессонных ночей на нём в молитве провёл. И что только человек лучше всех созданий Божиих может Господа прославить. Видно не спроста он молчит. И молчание его – со значением. Пойди-ка и отнеси его в ту ямину, что жители города выкопали!
Удивился Иван-Дитя-Божье. Как же такое ему, ребёнку, совершить можно, когда и один осколок от этого Камня, наверное, пуд целый весит!?
Но не мог он ослушаться Старца. Ведь послушание – прежде всего!
Пошёл, и откуда только силы у него взялись, – видно Бог так сподобил, – взвалил он на себя этот Камень огромный, понёс его через весь город, да и бросил в ту ямищу, что жители города вырыли!
А Камень такой большой был, что всю ту ямищу и закрыл.
И как только свалил его с плеч Иван-Дитя-Божье, ударился Камень о землю и воскликнул он человеческим голосом:
- Слава Богу за всё! Славьте Господа, люди, пока все камни земли Русской не возопили!
Испугались и удивились жители того города, что даже молчаливый Камень Бога прославил и стали на нём тут же церковь Божию строить. Грешно-то человеку после всего этого Создателя своего не прославить!
Ведь в храмах-то Божьих Сам Бог, Его Пречистая Матерь да Ангелы со Святыми Угодниками обитают.
А Иван-Дитя-Божье возвратился к своему Старцу радостный. Упал перед ним на колени, да и говорит:
- Видно сбылось, наконец, твое пророчество, отче! Что и дети будут носить на себе камни на строительство храмов!
Ничего не ответил ему Старец-монах, а только опустился вместе с ним на колени и стал Господа славить.
Видите, дети, сбылось всё-таки в сказке великое предсказание!
Может, и в нашей с вами жизни сбудется?
А хорошо ведь один хоть самый маленький камешек в стену храма Божьего положить!
А камешками этими и любые добрые дела могут быть.
А то ведь если все камни земли Русской возопиют – стыдно нам будет в тот час!
Что вы на это скажете?
Согласны со мной?
Ну, тогда помогай вам Бог!..

Иоанн Рутенин