Тропарь:

Правило веры и образ кротости, воздержания учителя яви тя стаду твоему яже вещей истина: сего ради стяжал еси смирением высокая, нищетою богатая. Отче священноначальниче Николае, моли Христа Бога спастися душам нашим.

Материалы из категории : Православные статьи

О любви

Есть ли в этом огромном мире Кто-то, прикоснувшись к Которому мертвые души оживают и освещаются, и загораются, и магнетизируются, и электризуются жизненной силой?

Есть ли на широчайшем и глубочайшем кладбище человеческой истории Кто-то, прикоснувшись к Которому мертвые тела встают, начинают ходить и говорить?

Должен быть, иначе бы солнце и земля, зима и весна, магнит и электричество и все, что есть в природе, было бы отражением несуществующего – тенью без действительности, сном без яви. »»»


Слово на день памяти святых мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.

Сегодня мы совершаем праздник в честь особо почитаемых в народе святых — дев-мучениц Веры, Надежды и Любови и матери их Софии. И подобно тому, как в Евангелии какие-то истории рассказываются не столько для того, чтобы мы знали исторические факты, сколько для того, чтобы мы делали из них выводы, — т.е. не столько для буквального смысла, сколько для душевного и духовного, т.е. более глубокого, чем это видно из буквы слова; подобно этому и жития святых, а особенно такие рассказы, как про Веру, Надежду, Любовь и Софию, прежде всего объясняют нам какие-то духовные истины. »»»


Я думаю не так, как поступаю…

Я думаю не так, как поступаю,
Ничтожество своё желаю скрыть
И забываю то, что понимаю, –
Как правильно смиряться и любить. »»»


Признак любви

Один из признаков любви — «не раздражаться». Кто может, действительно, себе представить мать, раздражающуюся на своего грудного ребенка? Матери дается чувство особой любви, когда ее ребенок беспомощен. Но сколько есть матерей, которые и потом, когда дети их вырастут, тоже «не раздражаются» на них. В доброте, покрывающей человеческую слабость, является более всего образ Божий в человеке. »»»


Дочь

Лизе было два года, когда умерла её мать. Вся деревня жалела малышку, но куда её девать? В каждой семье — свои дети. Уже совсем хотели было отвезти сиротку в детский дом, но тут Мария Петрова — мать пятерых детей — заявила, что они с мужем решили её удочерить.

— Что ты, Мария, — отговаривали её односельчане, — тебе и со своими справляться нелегко, частенько голодают, а тут ещё чужой ребёнок.

— Ничего, — ответила Мария, — где пятеро за столом, там и шестому место найдётся. »»»